30-31 октября 2017 г. , г. Москва, Круглый стол "Налоговое планирование с учетом изменений в контроле за налогоплательщиком (лето-осень 2017 г.)" 

Дополнительный отпуск за вредные и опасные условия труда: сложные вопросы применения законодательства, рассмотренные в судах

Юлия Хачатурян, NIKA, RISK PLAN,

«Трудовое право» 2010 № 10

Порядок предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, устанавливается Правительством РФ. Однако пока такой порядок не утвержден, действуют нормы 1970-х гг., коллективные договоры и локальные нормативные акты. Такая несогласованность нормативно-правовой базы неминуемо приводит к возникновению вопросов правоприменения.

Судебную практику рассмотрела Юлия Хачатурян, генеральный директор компании Nika, risk plan

Нормы законодательства о предоставлении дополнительного отпуска за вредные и (или) опасные условия труда Предоставлению ежегодного отпуска посвящена гл. 19 ТК РФ. Многие из ее норм касаются либо одновременно и ежегодного основного оплачиваемого отпуска, и дополнительных отпусков (причем всех видов, в т. ч. за особый характер работы, за ненормированный рабочий день, за вредные и опасные условия труда) (ст. ст. 114, 120, 121, 122 ТК РФ и др.); либо всех видов дополнительных отпусков (ст. 116 ТК РФ).

Специально в Трудовом кодексе отпуску за вредные или опасные условия труда посвящена только ст. 117 ТК РФ («Ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда»). Согласно ей такой отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов. Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, и условия его предоставления устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Тем не менее, пока такой порядок Правительством Российской Федерации не утвержден, действуют Список производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденный Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 N 298/П-22, и Инструкция о порядке применения Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденная Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 21.11.1975 N 273/П-20. Существуют и иные нормативно-правовые акты, принятые еще во времена СССР, касающиеся предоставления дополнительного отпуска. Кроме того, есть отдельные законы, которыми установлены условия и продолжительность предоставления дополнительных отпусков за вредные и опасные условия труда, например Закон РФ от 15.05.1991 N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Согласно ему ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск работающим в зоне без учета дополнительного отпуска, предоставляемого за работу с вредными условиями труда, с выплатой единовременной компенсации на оздоровление составляет в зависимости от времени проживания (работы): с 26.04.1986 — 14 календарных дней, с 02.12.1995 — 7 календарных дней. Ежегодный дополнительный отпуск за вредные и опасные условия труда может быть установлен не только законодательством, но и самим работодателем. Порядок и условия предоставления этих отпусков определяются коллективными договорами или локальными нормативными актами, которые принимаются с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (ч. 2 ст. 116 ТК РФ). И вопросы, связанные с их применением судами… В силу несогласованности нормативно-правовой базы, касающейся предоставления дополнительных отпусков за вредные и опасные условия труда, в судебной практике возникает немало вопросов, связанных с применением законодательства.

Рассмотрим их.

Вопросы, касающиеся дополнительных отпусков, связанные с коллективными договорами

Итак, работодатель вправе самостоятельно прописывать условия и предоставления дополнительных отпусков за вредные и (или) опасные условия труда, не ущемляющие права работника, по сравнению с действующим законодательством. Однако, во-первых, многие коллективные договоры, существующие в организациях, были составлены еще во времена Советского Союза, а затем автоматически продлялись, а потому некоторые их нормы могут противоречить ТК РФ. Кроме того, во-вторых, очень часто происходит реорганизация юридического лица, с которым изначально был заключен коллективный трудовой договор, и возникает ряд сложностей, связанных с его действием. В связи с этим в судебной практике возникают вопросы, связанные с применением норм о предоставлении дополнительных отпусков за вредные и (или) опасные условия труда, если они установлены коллективным договором.

Вопрос 1. Допустим, первоначальная организация, с которой был заключен коллективный договор, реорганизуется в другое юридическое лицо. С точки зрения трудового права это может быть оформлено двумя путями: увольнения работника из старой организации и приемом в новую.

Второй вариант: работника никуда не принимают и не увольняют, но во всех документах, в т. ч. и кадровых, указывают на то, что организация была реорганизована. Влияет ли каким-либо образом выбор способа оформления данной ситуации на распространение на работника дополнительных гарантий, установленных коллективным договором, в т. ч. права на ежегодный дополнительный отпуск?

Вопрос 2. Если в коллективном договоре указано, что дополнительный отпуск за вредные и (или) опасные условия труда предоставляется сотруднику по должности, которая не отнесена каким-либо нормативным актом (законом, подзаконным нормативном актом), может ли такой отпуск быть предоставлен? Ведь в коллективном договоре в таком случае стороны фактически сами устанавливают, что какая-то профессия вредная или опасная. Но обоснованно ли это? Имеют ли они на это право? В решении Белоярского районного суда Свердловской области от 04.12.2008 были подняты такие вопросы. Судебная практика. В частности, Б. обратился в суд с иском к ГУП СО «Свердловский лесхоз», Министерству природных ресурсов Свердловской области о взыскании компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск. В обоснование исковых требований указал, что с 04.01.2002 по 07.05.2008 работал в Свердловском лесхозе водителем. 07.05.2008 Б. уволился в связи с выходом на пенсию по старости. Б. не получил полного расчета по зарплате с ГУП СО «Свердловский лесхоз». При реорганизации лесхоза, которая произошла 01.02.2008, Б. не выплачена компенсация за дополнительный отпуск за 3-летие, положенный в лесном хозяйстве за период работы с 04.01.2005 по 04.01.2008 в количестве 28 дней. Б. дважды обращался к директору лесхоза Я., но получил отказ. Истец счел, что тем, что ему отказано в выплате компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск, нарушено право истца на получение такой компенсации, и попросил взыскать с ГУП СО «Свердловский лесхоз» в свою пользу компенсацию за отпуск в размере 11 970 руб.   Обратим внимание на то, что наименование организации, в которой работал истец, неоднократно менялось. Так, 04.01.2002 он был принят на работу в ГУ «Свердловский лесхоз» водителем третьего класса в Режиковское лесничество. 08.02.2007 ФГУ «Свердловский лесхоз» переименован в Областное государственное учреждение «Свердловский лесхоз», 29.12.2007 ОГУ «Свердловский лесхоз» реорганизовано в государственное унитарное предприятие Свердловской области «Свердловский лесхоз». 31.01.2008 Б. был уволен из ГУП СО «Свердловский лесхоз», в ГУ СО «Свердловское лесничество» согласно п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. 01.02.2008 Б. принят на работу водителем Режиковского лесничества переводом из ГУП СО «Свердловский лесхоз» согласно п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. 07.05.2008 был уволен на пенсию по старости. Фактически же и после увольнения Б. из ГУП СО «Свердловский лесхоз» 31.01.2008 и принятия Б. на работу 01.02.2008 в другое учреждение — ГУ СО «Свердловское лесничество» он остался на том же рабочем месте, работал водителем того же автомобиля, грузопассажирского автомобиля УАЗ. После увольнения из ГУП СО «Свердловский лесхоз» Б. не выплатили компенсацию за дополнительный отпуск за отработанные в лесном хозяйстве три года. Предоставление дополнительного отпуска за три года непрерывной работы предусмотрено коллективным договором. Такой отпуск Б. дважды за время работы предоставлялся. Однако директор лесхоза Я. отказал Б. в выплате компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск, говорил, что дополнительный отпуск Б. будет предоставлен в лесничестве. После увольнения на пенсию из ГУ СО «Свердловское лесничество» Б. также не получил компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск. После этого Б. понял, что его обманывают, а его трудовые права нарушаются. Ответчик — Министерство природных ресурсов Свердловской области — в письменном отзыве сообщил в т. ч., что в соответствии со ст. 116 ТК РФ ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда. Работодатели могут самостоятельно устанавливать дополнительные отпуска для работников, если иное не предусмотрено ТК РФ и иными федеральными законами. Порядок и условия предоставления этих отпусков определяются коллективными договорами или локальными нормативными актами, которые принимаются с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации. То есть указанная статья закрепляет право работников только на те дополнительные отпуска, которые перечислены в ч. 1 ст. 116 ТК, а также предусмотрены другими федеральными законами. Согласно ст. 423 ТК РФ права отдельных категорий работников на дополнительные оплачиваемые отпуска могут быть также закреплены в некоторых других нормативных правовых актах, признанных на сегодняшний день действующими. Полагает, что в соответствии с Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 29.10.1980 N 330/П-12 «Об утверждении нормативных актов, регулирующих условия рабочих и служащих, занятых на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве» действует в части, не противоречащей ТК РФ, а именно: предоставление рабочим и служащим, занятым на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве, ежегодного отпуска продолжительностью 28 календарных дней, а не 24 рабочих дня, как было установлено ранее. В соответствии с п. 5 Порядка предоставления рабочим и служащим, занятым на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве, ежегодного отпуска продолжительностью 24 календарных дня и после каждых трех лет непрерывной работы дополнительного отпуска продолжительностью 24 календарных дня отпуск предоставляется после каждых 3 лет непрерывной работы на предприятиях и в подразделении лесной промышленности и лесного хозяйства. Замена этого отпуска денежной компенсацией не допускается, кроме случаев увольнения рабочих и служащих по истечении 3 лет работы. Предоставление указанного отпуска авансом или пропорционально отработанному времени также не допускается. Кроме того, п. 7.1 Порядка предусматривает сохранение стажа работы, дающего право на получение дополнительного отпуска после каждых 3 лет непрерывной работы при переводе рабочих и служащих в установленном порядке с одного предприятия (подразделения) лесной промышленности или лесного хозяйства на другое предприятие (подразделение) этих отраслей, если перерыв не превышает одного месяца, не считая времени переезда. Полагает, что, исходя из изложенного, Б. дополнительный отпуск за 3-летие мог быть предоставлен в натуре. Но в Перечень работ, профессий и должностей, которые дают право рабочим и служащим, занятым на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве, на получение ежегодного отпуска продолжительностью 24 рабочих дня и после каждых 3 лет непрерывной работы дополнительного отпуска той же продолжительности, утвержденный Постановлением от 29.10.1980 N 330/П-12, включена только профессия «водители легковых автомобилей, постоянно занятые обслуживанием лесоустроительных экспедиций», что не относится к деятельности учреждения ОГУ «Свердловский лесхоз» (ГУП СО «Свердловский лесхоз»). Считает, что включение профессии «водители автомашин» (п. 8) в приложении N 2 к коллективному договору ОГУ «Свердловский лесхоз» на 2004 — 2006 гг. противоречит нормативному справочному акту, принятому в установленном порядке Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 29.10.1980; орган по труду, зарегистрировавший коллективный договор ОГУ «Свердловский лесхоз» на 2004 — 2006 гг., не изучил приложение N 2 к коллективному договору на предмет соответствия Перечню работ, профессий и должностей, которые дают право рабочим и служащим, занятым на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве, на получение дополнительного отпуска после каждых 3 лет непрерывной работы в лесном хозяйстве.   Суд пришел к выводу о том, что действительно, в соответствии с Постановлением Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 29.10.1980 N 330/П-12 об утверждении нормативных актов, регулирующих условия труда рабочих и служащих, занятых на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве, утвержден Перечень работ, профессий и должностей, которые дают право рабочим и служащим, занятым на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве, на получение ежегодного отпуска продолжительностью 24 рабочих дня и после каждых 3 лет непрерывной работы дополнительного отпуска той же продолжительности. В указанный Перечень включены водители грузовых автомобилей, автобусов, погрузчиков, электро — и автотележек, а также водители легковых автомобилей, постоянно занятые обслуживанием лесоустроительных экспедиций. Должность водителя, на которой работал истец, действительно не включена в данный Перечень.   Однако судом исследованы изменения и дополнения, внесенные в коллективный договор ФГУ «Свердловский лесхоз», данные изменения зарегистрированы в департаменте по труду г. Екатеринбурга 27.10.2006 за N 133-д. В соответствии с п. 4.4 коллективного договора стороны договорились установить и оплачивать за счет средств на оплату труда дополнительные отпуска, предоставляемые сверх установленных законодательством: за работу с ненормированным рабочим днем — от 3 до 14 календарных дней в зависимости от объема работы работника; за трехлетие непрерывной работы в лесном хозяйстве — 28 календарных дней в соответствии с приложением N 2. Эти отпуска предоставляются сверх других отпусков, гарантированных работнику законом, и суммируются с минимальным отпуском 28 календарных дней. На основании п. 2 изменений и дополнений действие коллективного договора продлено до 06.11.2007. Согласно приложению N 2 в Перечень профессий и должностей, которые дают право рабочим и служащим, занятым на работах в лесном хозяйстве, на получение дополнительного отпуска после каждых трех лет работы, от 01.11.2004 включены водители автомашин. В соответствии с ч. 1 ст. 41 ТК РФ содержание и структура коллективного договора определяются сторонами. А согласно ч. 2 ст. 41 ТК РФ в коллективный договор могут включаться обязательства работников и работодателя, в том числе по вопросам рабочего времени и времени отдыха, включая вопросы предоставления и продолжительности отпусков. В силу ч. 3 ст. 41 ТК РФ в коллективном договоре с учетом финансово-экономического положения работодателя могут устанавливаться льготы и преимущества для работников, условия труда, более благоприятные, по сравнению с установленными законами, иными нормативными правовыми актами, соглашениями. Установив в коллективном договоре обязанность работодателя ФГУ «Свердловский лесхоз» предоставлять и оплачивать за счет средств на оплату труда дополнительные отпуска, предоставляемые сверх установленных законодательством, также и водителям автомашин, работодатель с учетом своего финансово-экономического положения установил водителям автомашин условия труда, более благоприятные, по сравнению с установленными законами, иными нормативными правовыми актами, например Постановлением Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 29.10.1980 N 330/П-12 об утверждении нормативных актов, регулирующих условия труда рабочих и служащих, занятых на работах в лесной промышленности и лесном хозяйстве. Положения коллективного договора в части установления водителям автомашин дополнительного отпуска за 3 года непрерывной работы не противоречат ТК РФ и иным федеральным законам.   Согласно ч. 4 ст. 43 ТК РФ коллективный договор сохраняет свое действие в случаях изменения наименования организации, реорганизации организации в форме преобразования, а также расторжения трудового договора с руководителем организации. Как следует из записи в трудовой книжке Б. от 08.02.2007, ФГУ «Свердловский лесхоз» переименовано в областное государственное учреждение «Свердловский лесхоз» на основании Постановления Правительства Свердловской области от 07.02.2007 N 79-ПП «О приеме и переименовании федеральных государственных учреждений (лесхозов), безвозмездно передаваемых в государственную собственность Свердловской области для осуществления полномочий государственной власти Свердловской области». Следовательно, после 08.02.2007 коллективный договор продолжал действовать, поскольку организация претерпела лишь изменение наименования. 29.12.2007 ОГУ «Свердловский лесхоз» реорганизовано в ГУП Свердловской области «Свердловский лесхоз» на основании Постановления Правительства Свердловской области от 22.10.2007 N 1030-ПП «О реорганизации областных отношений» и Приказа Главного управления лесами Свердловской области от 22.10.2007 N 174 «О проведении мероприятий по реорганизации областных государственных учреждений в области лесных отношений».   Данное обстоятельство подтверждается копией устава ГУП СО «Свердловский лесхоз», копией Постановления Правительства Свердловской области. Копией свидетельства о государственной регистрации юридического лица подтверждается, что в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о создании юридического лица ГУП СО «Свердловский лесхоз» путем реорганизации в форме преобразования. Согласно пп. 2 п. 1 устава ГУП СО «Свердловский лесхоз» является правопреемником имущественных и неимущественных прав областного государственного учреждения «Свердловский лесхоз» на основании Постановления Правительства Свердловской области от 22.10.2007 N 1030-ПП «О реорганизации областных государственных учреждений в области лесных отношений».   На момент увольнения истца из ГУП СО «Свердловский лесхоз» 31.01.2008 истец отработал непрерывно 3 года в лесном хозяйстве (с 04.01.2005 по 03.01.2008). Дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней за 3 года непрерывной работы Б. работодателем до увольнения не был предоставлен. Согласно ч. 1 ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. Таким образом, Б. при увольнении полагалась денежная компенсация за неиспользованный дополнительный отпуск в размере 11970 руб. Поскольку работодатель нарушил право Б. на получение при увольнении указанной компенсации, требования Б. о взыскании с ответчика в свою пользу компенсации в размере 11970 руб. являются законными и обоснованными и подлежат удовлетворению в полном объеме. Из данного судебного решения можно сделать следующие выводы.

Вывод 1. Коллективный договор сохраняет свое действие в случаях изменения наименования организации, реорганизации организации в форме преобразования, а также расторжения трудового договора с руководителем организации. Каким образом было оформлено «перемещение» работника фактически в ту же организацию, к вопросу о действии норм коллективного договора отношения не имеет. Новая организация должна выполнять обязательства, взятые ею как правопреемником.

Вывод 2. Даже если какая-то специальность, профессия и т. д. не отнесены законами и подзаконными нормативно-правовыми актами к «вредным» и «опасным», это не значит, что нельзя установить дополнительные дни отпуска формально за вредные и опасные условия труда за работу по соответствующей специальности в коллективном договоре, и уж тем более не значит, что нормы этого договора можно не выполнять.

Вопрос 3. Согласно ст. 121 ТК РФ в стаж работы для предоставления дополнительного отпуска включается только фактически проработанное время. Ряд положений Инструкции о порядке применения Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день (далее — Инструкция), противоречили данной норме ТК РФ. И Верховный Суд признал это. Так, абз. 3 п. 8 Инструкции предусмотрено, что в стаж работы, дающий право на получение дополнительного отпуска указанным работникам, также включаются: период временной нетрудоспособности, время отпуска по беременности и родам, время выполнения женщинами легких работ в связи с беременностью, а также время выполнения женщинами других работ, на которые они были переведены в связи с кормлением ребенка грудью или наличием детей в возрасте до одного года; время выполнения государственных и общественных обязанностей. Понятно, что данные периоды времени не являются временем фактической работы в соответствующих условиях труда. В связи с этим 15.04.2004 Верховный Суд РФ вынес Решение N ГКПИ 2004-481, в котором указал, что периоды времени, указанные в абз. 3 п. 8 Инструкции, не могут включаться в стаж для предоставления дополнительного отпуска. В итоге абз. 3 п. 8 Инструкции признан недействующим с 01.02.2002 Опираясь на требование ст. 121 ТК РФ о возможности предоставления отпуска только за фактическое время, отработанное в соответствующих условиях труда, Верховный Суд пришел к выводу о противоречии еще ряда предписаний Инструкции ТК РФ. В частности, содержащееся в абз. 4 примера п. 9 Инструкции указание о том, что в тех случаях, когда у работника право на ежегодный (основной) и дополнительный отпуска возникает в различное время, эти отпуска предоставляются работнику полностью, не соответствуют данному требованию ТК РФ. Таким образом, указанное положение признано недействующим с 01.02 2002 в части слов «и полностью». Кроме того, Верховный суд РФ также пришел к выводу, что содержащееся в абз. 3 примера к п. 9 Инструкции указание о том, что если ежегодный (основной) отпуск предоставляется авансом, то и дополнительный отпуск также должен быть предоставлен полностью, тоже не соответствует ст. 121 ТК РФ. Исходя из этого абз. 3 примера к п. 9 Инструкции признан недействующим с 1 февраля 2002 г. в части слов «и полностью». Кроме того, по мнению Верховного Суда, ст. 121 ТК РФ противоречит и указание в третьем предложении абз. 4 примера к п. 9 Инструкции о том, что при уходе в отпуск рабочему наряду с ежегодным (основным) отпуском должен быть предоставлен дополнительный отпуск в полном размере. В связи с этим данное положение Инструкции в части слов «в полном размере» также признано недействующим с 01.02.2002. Однако можно ли противоречащие ст. 121 ТК РФ нормы об исчислении трудового стажа включить в коллективный договор (т. е. нормы, в соответствии с которыми в стаж, дающий право на дополнительный отпуск, включалось не только фактически отработанное время), и будут ли они действовать в отличие от норм Инструкции? Ответ на данный вопрос дал Савеловский районный суд. Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 23.04.2009, гражданское дело N 2-1272/09. Федеральный профсоюз авиадиспетчеров России (ФПАД России), действуя в интересах членов профсоюза Бунеева А. В., Валешного А. А., Готовцева В. Н., Колмакова А. А., Кухарева Н. Н., Лукина В. И., Малеева А. Е., Пономарева В. В., Слепцова А. А., обратился в суд с иском к ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» о признании действий работодателя по расчету количества дней дополнительного отпуска за вредные условия труда в период с 01.02.2002 по 31.03.2007 за фактически отработанное время в данных условиях незаконными, обязании работодателя произвести расчет количества дней дополнительного отпуска за работу во вредных условиях труда в период с 01.02.2002 по 31.03.2007 в соответствии с п. 5.2.11 коллективного договора филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» в количестве 39 календарных дней ежегодно, компенсации морального вреда в пользу каждого из истцов по 10000 руб. соответственно, указав в обоснование исковых требований, что работодателем при расчете дополнительного отпуска истцов за работу во вредных условиях труда в период с 01.02.2002 по 31.03.2007 не учитывались положения п. 5.2.11 коллективного договора, предусматривающего, что отпуск за вредные условия труда истцам, работающим в должностях диспетчеров, занятых непосредственным управлением воздушным движением, включенным в Список N 1, должен предоставляться в количестве 39 календарных дней независимо от фактически отработанного во вредных условиях времени, при этом работодатель полагает, что в спорный период ежегодно истцам было положено 28 календарных дней основного отпуска, 24 календарных дня отпуска за работу в районе Крайнего Севера, а также отпуск за работу во вредных условиях труда исходя из фактически отработанного времени в таких условиях. Считая свои права нарушенными, истцы просят признать действия работодателя по расчету количества дней дополнительного отпуска за вредные условия труда в период с 01.02.2002 по 31.03.2007 за фактически отработанное время в данных условиях незаконными, обязании работодателя произвести расчет количества дней дополнительного отпуска за работу во вредных условиях труда в период с 01.02.2002 по 31.03.2007 в соответствии с п. 5.2.11 коллективного договора филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» в количестве 39 календарных дней ежегодно, компенсации морального вреда в пользу каждого из истцов по 10000 руб. соответственно. Суд установил, что истцы Бунеев А. В., Валешный А. А., Готовцев В. Н., Лукин В. И., Малеев А. Е., Пономарев В. В., Слепцов А. А. работают в Маганском отделении базового центра ОВД филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» в должности «диспетчер службы движения», осуществляющий непосредственное УВД истец Кухарев Н. Н. работает руководителем полетов в Маганском отделении базового центра ОВД филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД», истец Колмаков А. А. работает руководителем полетов Якутского центра ОВД филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД». Статья 116 ТК РФ определяет, что ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. В соответствии со ст. 117 ТК РФ ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов. Часть 1 ст. 120 ТК РФ предусматривает исчисление основного и дополнительных ежегодных оплачиваемых отпусков в календарных днях, а также устанавливает, что такие отпуска максимальным пределом не ограничиваются. Предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска за работу с вредными условиями труда специалистам, осуществляющим непосредственное УВД, производится в соответствии со Списком производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденным Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 N 298/П-22 и Постановлением Минтруда СССР от 29.05.1991 N 11 «О дополнительном отпуске и продолжительности рабочей недели работников, осуществляющих управление воздушным движением», которым определена продолжительность дополнительного оплачиваемого отпуска до 33 рабочих дней в зависимости от интенсивности и сложности управления воздушным движением. В соответствии с п. п. 5.2.9 — 5.2.11 коллективного договора ГУП «Якутский региональный центр по использованию воздушного пространства, управлению воздушным движением и радиотехническому обеспечению полетов «Сахааэронавигация» (в дальнейшем — «Коллективный договор филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири») ежегодные отпуска и дополнительные отпуска предоставляются ежегодно в соответствии с действующим законодательством. Ежегодный (основной) оплачиваемый отпуск устанавливается продолжительностью не менее 24 рабочих дней. Работникам предприятия устанавливаются ежегодные дополнительные отпуска (приложение N 4): за работу в районах Крайнего Севера — 21 рабочий день; за вредные условия или особые условия труда — до 12 рабочих дней; за ненормированный рабочий день — до 15 рабочих дней; за многосменный режим работы — 3 дня с соответствии с Приказом МГА от 05 марта 1988 N 42. Конкретная продолжительность дополнительного отпуска специалистам УВД, внесенным в Список N 1 (Особо вредные и особо тяжелые условия труда), устанавливается в размере 36 рабочих дней (33 дня — по Списку N 1, и 3 дня — за многосменный режим работы), а специалистам, осуществляющим непосредственное УВД, не внесенным в Список N 1, — в размере 24 рабочих дней (21 день — за особые или вредные условия труда и 3 дня — за многосменный режим работы). Статья 9 ТК РФ установлено, что в соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров. В момент принятия коллективного договора в 1999 г. действовали положения КЗоТ, предусматривающие предоставление фиксированного количества дней дополнительного отпуска за вредные условия труда (далее — ВУТ) в рабочих днях без учета фактически отработанного времени в данных условиях. С введением в действие ТК РФ (ст. 121) предоставление определенного количества дней ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, поставлено в зависимость от фактически отработанного в соответствующих условиях времени. Возражая против заявленных требований, представитель ответчика указывает на изменения действующего законодательства, в соответствии с требованиями которого работодатель и производил истцам расчет дополнительного отпуска за ВУТ — только за фактически отработанное время во вредных условиях. Вместе с тем суд не соглашается с позицией ответчика в силу следующего. В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Из анализа положений п. 5.2.11 коллективного договора следует, что отпуск за ВУТ для специалистов УВД, внесенных в Список N 1, не связан с фактически отработанным временем в таких условиях, а связан лишь с конкретной должностью, отнесенной к работе с вредными условиями труда. Иного толкования данного положения, кроме буквального, суд принять не может. Кроме того, в вышеназванный коллективный договор (в частности, в приведенные пункты) неоднократно вносились изменения и дополнения, приводившие коллективный договор в соответствие с требованиями нового законодательства. Однако положения п. 5.2.11 коллективного договора, предусматривающие сам отпуск за ВУТ и конкретное количество дней такого отпуска для специалистов УВД, внесенных в Список N 1, изменений не претерпели. В связи с изложенным суд считает доводы ответчика о том, что п. 5.2.11 коллективного договора необходимо применять только с учетом фактически отработанного времени в ВУТ, неправомерными, поскольку данный пункт в согласованной сторонами работодателя и работников редакции не связывает право на дополнительный отпуск за ВУТ работникам, занятым непосредственным УВД и внесенным в Список N 1, со временем, фактически отработанным в таких условиях. При этом суд также учитывает, что в соответствии с ч. 3 ст. 41 ТК РФ коллективным договором могут предусматриваться дополнительные гарантии, по сравнению с предусмотренными в законе. Такие гарантии работодатель предоставляет по своему усмотрению и исходя из финансового положения организации. Поскольку в данном случае работодатель добровольно принял на себя такие дополнительные обязательства, изменения в договор своевременно не внес, то ежегодный дополнительный отпуск за ВУТ должен предоставляться работникам в строгом соответствии со взятыми на себя работодателем обязательствами на весь период действия такого коллективного договора либо до внесения изменений в п. 5.2.11.   Положение п. 5.2.9 коллективного договора о том, что все отпуска предоставляются в соответствии с действующим законодательством, не противоречит указанному выше, поскольку ст. 9 ТК РФ устанавливает, что в соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений.   Также суд не может принять во внимание ссылку представителя ответчика на Решения Верховного Суда РФ от 06.02.2002 N ГКПИ-2002-30 и от 15.04.2004 N ГКПИ-2004-481, поскольку указанные судебные акты не отменяют права сторон социального партнерства закреплять через заключение коллективных договоров льготы и преимущества для работников, условия труда, более благоприятные, по сравнению с установленными законами, иными нормативными правовыми актами, соглашениями (ч. 3 ст. 41 ТК РФ). Таким образом, суд полагает, что действия работодателя по расчету истцам дней дополнительного отпуска за работу в ВУТ за период работы истцов с 01.02.2002 по 31.03.2007, исходя из фактически отработанного в ВУТ времени, не основаны на положениях п. 5.2.11 коллективного договора, а следовательно, являются незаконными. В связи с внесенными в коллективный договор изменениями, специалистам, занятым непосредственным УВД (внесенным в Список N 1), конкретная продолжительность отпуска за ВУТ составила 39 календарных дней ежегодно. С учетом изложенного суд считает, что ежегодный дополнительный отпуск истцов за работу в ВУТ должен составлять 39 календарных дней, в связи с чем исковые требования в части обязать ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» произвести истцам расчет количества дней дополнительного отпуска в соответствии с п. 5.2.11 коллективного договора в количестве 39 календарных дней ежегодно за период работы с 01.02.2002 по 31.03.2007 подлежат удовлетворению. В силу ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Поскольку при рассмотрении дела судом было установлено нарушение прав работников со стороны работодателя, суд полагает, что требования истцов о компенсации морального вреда подлежат частичному удовлетворению. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 — 199 ГПК РФ, суд решил: исковые требования Федерального профсоюза авиадиспетчеров России (президент — Ковалев С. А.) в интересах Бунеева Алексея Викторовича, Валешного Александра Алексеевича, Готовцева Виктора Николаевича, Колмакова Анатолия Анатольевича, Кухарева Николая Николаевича, Лукина Владимира Ивановича, Малеева Александра Евгеньевича, Пономарева Валерия Викторовича, Слепцова Александра Александровича к ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» о признании действий работодателя по расчету количества дней дополнительного отпуска за вредные условия труда за фактически отработанное время в данных условиях незаконными, обязании работодателя произвести расчет количества дней дополнительного отпуска за работу во вредных условиях труда в соответствии с п. 5.2.11 коллективного договора в количестве 39 календарных дней ежегодно, компенсации морального вреда удовлетворить частично. Признать действия работодателя по расчету количества дней дополнительного отпуска за работу во вредных условиях труда Бунеева Алексея Викторовича, Валешного Александра Алексеевича, Готовцева Виктора Николаевича, Колмакова Анатолия Анатольевича, Кухарева Николая Николаевича, Лукина Владимира Ивановича, Малеева Александра Евгеньевича, Пономарева Валерия Викторовича, Слепцова Александра Александровича по фактически отработанному в данных условиях времени за период с 01.02.2002 по 31.03.2007 незаконными. Обязать ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» произвести расчет количества дней дополнительного отпуска Бунеева Алексея Викторовича, Валешного Александра Алексеевича, Готовцева Виктора Николаевича, Колмакова Анатолия Анатольевича, Кухарева Николая Николаевича, Лукина Владимира Ивановича, Малеева Александра Евгеньевича, Пономарева Валерия Викторовича, Слепцова Александра Александровича за работу во вредных условиях труда за период работы с 01.02.2002 по 31.03.2007 в соответствии с п. 5.2.11 коллективного договора филиала «Аэронавигация Северо-Восточной Сибири» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» в количестве 39 календарных дней ежегодно. Взыскать с ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» в пользу истцов компенсацию морального вреда в размере 3000 руб. на каждого. Вывод: таким образом, в данном Решении был сделан вывод о том, что признание в Решение от 15.04.2004 Верховным Судом норм Инструкции противоречащими ТК РФ не препятствует установлению фактически тех же самых норм в коллективных договорах, которые должны соблюдаться работодателем, и в стаж работы во вредных или опасных условиях, дающей право на ежегодный оплачиваемый отпуск, согласно коллективному договору может включаться не только фактически отработанное в соответствующих условиях время. Данные нормы коллективного договора являются действительными. Иные вопросы, связанные с предоставлением дополнительных отпусков Вопрос 4. Согласно ст. 122 ТК РФ право на использование отпуска за первый год работы возникает у работника по истечении 6 месяцев его непрерывной работы в данной организации; по соглашению сторон оплачиваемый отпуск работнику может быть предоставлен и до истечения 6 месяцев. А вот абз. 2 п. 8 Инструкции предусмотрено, что полный дополнительный отпуск согласно Списку предоставляется работникам, если они в рабочем году фактически проработали в производствах, цехах, профессиях и должностях с вредными условиями труда не менее 11 месяцев. Чем руководствоваться в данном случае? Является ли норма Инструкции недействующей? Вывод: Верховный суд сделал некий, если можно так выразиться, промежуточный вывод: положения абз. 2 п. 8 Инструкции не запрещают предоставление дополнительного отпуска работнику по истечении 6 месяцев его непрерывной работы в организации. Таким образом, указанная норма осталась неизменной. Однако же применять ее следует в корреспонденции со ст. 122 ТК РФ. Вопрос N 5. Может ли суд самостоятельно в судебном заседании прийти к выводу, что какой-то нормативный акт СССР противоречит действующему ТК РФ, и не применить его? Рассмотрим еще один случай из судебной практики. Обзор судебной практики суда надзорной инстанции — Президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры за II — III кварталы 2009 г. Дела, рассмотренные районными, городскими судами, судом кассационной инстанции, судебные постановления по которым отменены в порядке надзора (Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 16.10.2009) (апелляционное решение отменено из-за рассмотрения судом требований, не заявленных истцом). Г. обратился в суд с иском к ОАО о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск. Решением мирового судьи судебного участка N 2 г. Ханты-Мансийска от 14.10.2008 в удовлетворении исковых требований Г. отказано. Апелляционным Решением Ханты-Мансийского районного суда от 11.01.2009 решение мирового судьи отменено и вынесено новое судебное постановление, которым исковые требования Г. удовлетворены частично, и постановлено: с ОАО в пользу Г. в счет компенсации за неиспользованный отпуск взыскать 120 304,20 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований Г. отказано. Отменяя апелляционное решение Ханты-Мансийского районного суда от 11.01.2009 и оставляя в силе решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Ханты-Мансийска от 14.10.2008, президиум указал следующее. Отменяя решение мирового судьи и удовлетворяя исковые требования Г. в части, суд апелляционной инстанции указал, что мировой судья необоснованно установил, что истец изменил основания иска и просит взыскать компенсацию за неиспользованный отпуск за особый характер работы. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что истцу в период его работы в ОАО должен был быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, предоставляемый работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, предусмотренный ст. 117 ТК РФ. При определении компенсации за неиспользованный отпуск суд апелляционной инстанции исходил из положений Постановления Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 N 298/П-22 «Об утверждении Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день», а также Постановлениям Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 21.11.1975 N 273/П-20 «Об утверждении Инструкции о порядке применения Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день». С учетом вышеприведенных положений Постановлений Госкомтруда и Президиума ВЦСПС суд апелляционной инстанции установил, что за период работы истца в ОАО ему не были предоставлены дополнительные оплачиваемые отпуска как работнику, занятому на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, в количестве 95 дней, при увольнении истца в соответствии со ст. 127 ТК РФ ОАО должно было выплатить истцу денежную компенсацию за все неиспользованные отпуска в размере 120304,20 руб. Однако суд апелляционной инстанции вышел за пределы заявленных исковых требований, допустив тем самым нарушение норм процессуального права, а именно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, неправильно применил нормы материального права. В материалах дела отсутствует надлежаще оформленное подтверждение того, что истец изменил свои исковые требования, подобных заявлений от истца не поступало. Из искового заявления Г. следует, что на основании ст. 118 ТК РФ заявлены исковые требования к ОАО о взыскании денежной компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск за особый характер работы, который должен был быть предоставлен с учетом налета часов. Истец просил взыскать с ОАО компенсацию за использованный отпуск в размере 132967,80 руб., считая, что предоставленные отпуска за особый характер работы рассчитывались работодателем неверно, а именно: исходя из стажа работника, а не из часов налета, что предусмотрено Постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 N 298/П-22 «Об утверждении Списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день». В соответствии со ст. 118 ТК РФ «отдельным категориям работников, труд которых связан с особенностями выполнения работы, предоставляется ежегодный исполнительный оплачиваемый отпуск. Перечень категорий работников, которым устанавливается ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за особый характер работы, а также минимальная продолжительность этого отпуска и условия предоставления определяются Правительством Российской Федерации». В судебном заседании от 18.08.2008 Г. пояснял, что «…отпуск за вредные условия труда мне не положен, и я это знаю…». Из материалов дела не следует, что истец заявлял требования на основании ст. 117 ТК РФ, предусматривающей предоставление ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда. Более того, при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не учтено, что, разъясняя свои требования, Г. в письме также пояснял, что «дополнительный отпуск за вредные условия мне не был положен, и на него я не претендую. Мне был положен дополнительный оплачиваемый отпуск за особый характер работы, длительность которого зависит от числа часов налета за рабочий год». На основании изложенного суд апелляционной инстанции неверно пришел к выводу о том, что истец изменил основание иска и просил взыскать компенсацию за неиспользованный отпуск, предоставляемый работнику, занятому на работах с вредными и (или) опасными условиями труда. Разрешая спор, мировой суд правильно указал, что работодатели согласно ч. 2 ст. 116 ТК РФ с учетом своих производственных и финансовых возможностей могут самостоятельно устанавливать дополнительные отпуска для работников. В соответствии со ст. 423 ТК РФ впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствии с ТК РФ, и иные правовые акты Российской Федерации, а также законодательные и иные нормативные правовые акты бывшего Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и порядке, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, Постановлением Верховного суда РСФСР от 12.12.1991 N 2014-1 «О ратификации Соглашения о создании содружества независимых государств», применяются постольку, поскольку не противоречат ТК РФ. Согласно ст. 5 ТК РФ нормативно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить ТК РФ, иным федеральным законам и указам Президента РФ. В соответствии с утвержденными Приказом МГА СССР от 13.03.1986 N 50 Правилами предоставления дополнительных отпусков работникам в особых условиях дополнительный отпуск за работу в особых условиях предоставляется работникам сверх основного отпуска в 12 рабочих дней. С момента издания указанных Правил действующим законодательством значительно увеличилась продолжительность отпуска. ТК РФ с 01.02.2002 продолжительность основного оплачиваемого отпуска установлена в 28 календарных дней. Кроме того, ТК РФ предусмотрено иное, чем это предусмотрено в период издания Приказа МГА СССР от 13.03.1986 N 50, исчисление основного и дополнительных отпусков. Так, ст. 120 ТК РФ установлено, что продолжительность основного и дополнительных оплачиваемых отпусков работников исчисляется в календарных днях. Тогда как Приказом МГА СССР от 13.03.1986 N 50 дополнительные отпуска установлены в рабочих днях. Изложенное свидетельствует о невозможности перерасчета дополнительных отпусков работникам ОАО в соответствии с указанным Приказом. Мировой судья правильно указал, что ответчик, используя предоставленное ему трудовым законодательством право устанавливать дополнительные отпуска работникам в коллективном договоре ОАО на 2006 — 2008 гг. для работников, занятых на работах с вредными условиями труда, и работников, имеющих особый характер работы, установил, кроме основного отпуска, дополнительные оплачиваемые отпуска в соответствии с приложениями N N 2 и 3 к коллективному договору. приложением N 3 к коллективному договору установлен порядок предоставления дополнительного оплачиваемого отпуска за особый характер работы, длительность которого зависит от стажа летной работы у ответчика. В соответствии с приказами ответчика от 16.11.2005 N 384-0, от 02.10.2006 N 493-0, от 19.12.2006 N 644-0, от 26.09.2007 N 465-0 в период работы истца ему предоставлялся дополнительный отпуск за особый характер работы, предусмотренный коллективным договором и приложением N 3 к нему, длительность которого зависит от стажа работы. Указанные обстоятельства не оспариваются сторонами. Дополнительный отпуск за особый характер работы, длительность которого зависела бы от количества часов налета за год, коллективным договором не предусмотрен. Таким образом, решение мирового судьи является законным и обоснованным.

Вывод: суд первой инстанции самостоятельно в процессе судебного заседания сделал вывод о противоречии Приказа МГА СССР от 13 марта 1986 г. N 50 ТК РФ в части исчисления продолжительности основного и дополнительных отпусков, т. к. с момента принятия Приказа основной отпуск согласно ТК РФ стал 28 календарных дней, кроме того, согласно ст. 120 ТК РФ установлено, что продолжительность основного и дополнительных оплачиваемых отпусков работников исчисляется в календарных днях. Тогда как Приказом МГА СССР от 13.03.1986 N 50 дополнительные отпуска установлены в рабочих днях. Изложенное свидетельствует о невозможности перерасчета дополнительных отпусков работникам в соответствии с указанным Приказом. Соответственно, суд вправе самостоятельно прийти к выводу, что какой-то нормативный акт бывшего СССР, касающийся предоставления дополнительных отпусков, можно не применять.

Яндекс.Метрика