30-31 октября 2017 г. , г. Москва, Круглый стол "Налоговое планирование с учетом изменений в контроле за налогоплательщиком (лето-осень 2017 г.)" 

МИНИМИЗАЦИЯ НАЛОГОВЫХ РИСКОВ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ КОМПАНИЙ

Юлия Хачатурян,

генеральный директор компании NIKA, RISK PLAN

«Генеральный директор. Управление промышленным предприятием», №6 2011 г.

Налоговое планирование, как правило, осуществляется путем построения холдинговой структуры, т.е. упорядоченной группы компаний, фактически контролируемой одним лицом (или группой одних и тех же лиц).  Однако неизменным следствием налоговой экономии является появление налоговых рисков, главными из которых является риск признания полученной налоговой выгоды необоснованной.

Риск признания полученной налоговой выгоды необоснованной…

Понятие «необоснованная налоговая выгода» появилось в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10. 2006 г. N 53.

Напомним, что в этом постановлении были названы основные критерии ее определения и признаки (многим бухгалтерам и финансовым директорам они известны, поэтому мы не будем повторять их здесь заново). Сразу же отметим так же, что за время, прошедшее после выхода постановления, судебная практика заметно изменилась и порядок определения соответствующих признаков тоже.  Приведем конкретные примеры. Так, одним из них был такой признак как взаимозависимость лиц. Однако сегодня судебная практика в большей степени исходит из того, что взаимозависимость лиц является признаком получения необоснованной налоговой выгоды, только если она повлияла на нерыночное ценообразование. А это, согласитесь, большая разница! Другой признак, названный в постановлении Пленума ВАС № 53 – отсутствие у контрагента своих собственных ресурсов для выполнения работ/оказания услуг. Но ведь тот может и привлечь для работы субподрядчика, и арендовать основные средства. В таких случаях суды приходят к выводу, что признаком получения необоснованной налоговой выгоды отсутствие собственных ресурсов у вашего контрагента не является. Иногда налоговые органы не до конца понимают, как действовала схема или не ставят перед собой задачу доказать, что операции были фиктивные. В таких случаях суд тоже может встать на сторону налогоплательщика (см., например, постановление ФАС Московского округа от 2.12. 2010 г. N КА-А40/14771-10). Стоит отметить, что многие схемы известны налоговикам и в том числе описываются в их письмах. По ряду схем (лизинг, товарищество, роялти и пр.) есть судебная практика, анализ которой позволяет понять, по каким признаком в конкретном случае стало понятно, что речь идет о получении необоснованной налоговой выгоды, а не о добросовестных действиях налогоплательщика.     Подавляющее большинство применяемых способов минимизации налоговых платежей, дающих существенную экономию, направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. Чтобы избежать доначисления налогов и штрафных санкций, во-первых, нужно оценить риски применяемых вами методов сокращения налоговых платежей и, во-вторых, понять, можно ли их минимизировать или лучше отказаться от применения какой-то схемы.

Оценка риска, связанного с возможностью признания полученной налоговой выгоды необоснованной

Приведем конкретный пример операции (деятельности нескольких элементов холдинговой структуры) с высоким риском признания налоговой выгоды необоснованной.

Пример 1

Производственная компания некоторое время реализовывало товары (листовой картон) своим оптовым покупателям напрямую. Затем она решила сэкономить налоговые платежи и разделить реализацию на два потока. Более крупным клиентам, нуждавшимся во «входящем» НДС, продавать товары, как и раньше; более мелким, находящимся на УСН, через своего посредника, применяющего УСН. Соответственно цена продажи товара «промежуточному» продавцу была небольшой, и большая часть выручки после последующей реализации товара прежним покупателям аккумулировалась у посредника.

 

Теперь перечислим признаки, по которым можно заключить, что полученная налоговая выгода может быть признана необоснованной:

ü  индивидуальным предпринимателем является жена учредителя основной производственной компании; у этих лиц (основного производственного предприятия и индивидуального предпринимателя) один и тот же телефон, сайт, фактический адрес, банковский счет, фактически они выступают под одной торговой маркой;

ü  индивидуальный предприниматель был зарегистрирован как раз в тот момент, когда у производственной компании возникла необходимость в разделении потоков на с НДС и без НДС;

ü  нет причины, объясняющей, с какой стати продавать посреднику, якобы третьему лицу продукцию в три раза дешевле, чем остальным покупателям и терять выручку;

ü  кроме того, именно та (или чуть большая) сумма, на которую посредник должен был закупить товар у организации-производителя, почему-то была потрачена основной производственной компанией по какому-то странному договору с кипрской компанией на оказание юридических услуг.

При том, что в штате самой производственной компании работает юридический отдел из десяти юристов. В данном случае мы видим ряд признаков, свидетельствующих о получении необоснованной налоговой выгоды (аффилированность лиц, участвующих в операции; единый банк; отсутствие в действиях компании-производителя деловой цели; создание регистрация посредника незадолго до совершения операции; налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности). Безусловно, этот пример чуть утрирован. Именно «чуть», потому что, минимизируя налоговые платежи, как правило, владельцы бизнеса весь остальной порядок работы хочется сохранить тем же. Обусловлено это рядом причин, о которых речь пойдет ниже. Минимизация риска признания налоговой выгоды необоснованной Одним из способов минимизации риска признания полученной налоговой выгоды необоснованной является устранение взаимозависимости (аффилированности) юридических лиц.

Юридические определения понятий «взаимозависимость» и «аффилированность» несколько разные, но по сути, смысл один: лица (компании, индивидуальные предприниматели, входящие в холдинговую структуру) связаны друг с другом и фактически представляют собой единое целое. При этом на практике аффилированность делят на прямую (одни и те же учредители, участие одного юридического лица в другом и т.д.) и косвенную (один сайт, телефон, электронная почта, адреса, позиционирование себя как единой группы компаний; один и тот же персонал; единый банк и т.д.). Но если налоговый консультант дает совет устранить эти признаки с лицом, за счет которого руководитель бизнеса регулярно получает налоговую выгоду, у руководителя бизнеса зачастую находится масса действительно уважительных причин, чтобы этого не делать:

ü  необходимо искать нового арендатора, а это проблематично;

ü  мы выступаем под одной раскрученной маркой или под фактически одним названием.

Если их поменять в одной из компаний – потеряешь покупателей; тоже самое касается телефона и электронной почты, а уж тем сайта;

ü  главбух в нескольких компаниях должен быть одним и тем же, потому что его давно знают, и он вызывает доверие, а постороннему человеку вряд ли можно будет так доверять;

ü  уйдя из состава учредителей или с должности генерального директора в одной из компаний, невозможно будет контролировать ситуацию и финансовые потоки и т.д.

Вопрос сохранности активов бизнеса и разработка механизмов, позволяющих контролировать действия третьих, привлеченных лиц – отдельная тема. Однако, стоит учитывать, что, как правило, высокие налоговые риски – в том числе являются следствием желания избежать технических сложностей налогового планирования. Легендирование как способ минимизации риска Впрочем, встречаются ситуации, когда и лица аффилированные, и налоговую выгоду получают, а претензий к ним нет.

Пример 2 Так, например, в одном городе под фактически одной торговой маркой работают две производственные компании, занимающиеся производством товаров для ландшафтного дизайна  на упрощенной системе налогообложения. Разница лишь в том, что у второй компании присутствует на конце приставка «строй», а у другой нет. Понятно, что если бы это была одна организация, она должна была применять основную систему налогообложения и платить совсем другие налоги. Для посторонних клиентов они выглядят как единое целое – промышленный бизнес с зарекомендовавшей себя репутацией. Однако мало кто, кроме налоговых органов, знает, что в свое время учредители этих компаний, бывшие когда-то друзьями, судились между собой за торговую марку и право на использование наименования. Однако после суда названия компаний у каждой осталось прежнее. Действительно ли существовал конфликт между ними или это был ли это хорошо продуманных ход по минимизации налоговых рисков остается только догадываться.

Способ минимизации налоговых рисков, когда для действий по экономии налоговых платежей придумывается деловая цель и впоследствии доказывается ее наличие, называется «легендирование». Приведем конкретный пример.

Пример 3 Основные средства были фактически реализованы третьей фирме путем продажи долей предприятия, т.е. с экономией НДС. В суде налогоплательщик доказал, что его целью была вовсе не минимизация налогов. Вложение имущества в другое юридическое лицо в долю другого, которая впоследствии была продана было обусловлено «необходимостью решения возникших финансовых трудностей», в частности у вкладчика «отсутствовали достаточные денежные средства на содержание спорного имущества, нуждавшегося ремонте». Суд поддержал при этом налогоплательщика. (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.11.06 г. № А05-3934/2006-9).

Наличие ресурсов

Кроме того,    для минимизации рисков налогоплательщику необходимо иметь доказательства наличия соответствующих ресурсов для выполнения работы его контрагентом или привлечения им этих ресурсов за счет привлечения субподрядчиков или аренды у них соответствующих средств.

Пример 4

Компания, производящая строительное оборудование, решила минимизировать налоговые платежи при помощи давальческой схемы с использованием автотранспортного предприятия, находящегося в Подмосковье. Однако на этом предприятии «висит» всего одна машина, никого больше для помощи в выполнении услуг это предприятие не привлекало и в аренду машину больше ни у кого не брало. в то время, как судя по договорам предприятия значительная часть его расходов составляет оплата услуг именно этой компании. Т.е. в данном случае возникают большие сомнения относительно возможности осуществления контрагентом большого количества перевозок; т.е. возможности реально выполнить хозяйственные операции.  

От схем, которые выглядят нарочито, распиарены и имеют негативную оценку часто лучше отказаться. Естественно, если способ оптимизации не отличается общеизвестностью, его риски значительно ниже, чем распиаренный на семинарах или в литературе метод минимизации налоговых платежей, т.к. с данными источниками информации знакомятся и финансовые ведомства и используют для выявления схем. Часто именно широко разрекламированные, и при этом явно нарочитые схемы становятся особенно опасными. Кроме того, очень часто бывает так, что степень риска той или иной схемы со временем меняется в силу изменений судебных тенденций. Стоит отметить, что иногда излишняя поспешность налогоплательщика в конечном итоге приводит к его краху.

 Пример 5. Рассмотрим случай из судебной практики, связанный с простым товариществом. Напомним, что  существует налоговая схема с использованием конструкции «простое товарищество», суть которой проста. Если организация будет УСН, ей не придется платить ряда налогов. Однако НК РФ устанавливает очень жесткие параметры, которым должен соответствовать упрощенец. Самое трудновыполнимое для компании требование — это необходимость «вписаться» в установленный лимит выручки. Зачастую решить проблему не помогает и разделение единого предприятия на два. Чтобы избежать дальнейшего дробления, два упрощенца объединяются в простое товарищество. Хитрость следующая: доходом каждого товарища является прибыль от совместной деятельности (ст. 1048 ГК РФ) (т.е. доходы за минусом расходов). ВАС РФ рассмотрел следующее дело. (от О8.10.2009 № ВАС-11329) Упрощенец имел на балансе дорогостоящее имущество. При его продаже фирма бы слетела с упрощенки. Чтобы этого не произошло, было образовано простое товарищество, через которое и было продано имущество, между членами которого была поделена прибыль от сделки. И образование простого товарищества, и продажа через него дорогостоящего имущества были осуществлены достаточно оперативно. Меры по минимизации налоговых рисков налогоплательщиками не были приняты. Налоговики сочли все действия налогоплательщиков фиктивными, а применение налогоплательщиком УСН необоснованным. Суд поддержал налоговый орган.  

Сказанное вовсе не означает, что конструкцию «простое товарищество» нельзя ни в коем случае применять в налоговом планировании производственной деятельности. Однако, если способ оптимизации налогов выглядит слишком нарочито, стоит хорошо все взвесить прежде чем применять его в массовом порядке.

Пример 6 Так, например, исходя из текста Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ можно сделать вывод, что вознаграждение за ноу-хау, придуманное работником, страховыми взносами не облагается. Чем не возможность для оптимизации сборов? Да и простота способа очевидна: права на ноу-хау не подлежат регистрации; кроме того, каждый работник производства формально может придумать огромное количество способов улучшить работу предприятия. Однако, если ваши работники ежемесячно в массовом порядке вдруг действительно начнут выдавать креативные идеи и получать за них необлагаемые взносами вознаграждения, понятно, что как минимум это вызовет большое изумление сотрудников Пенсионного Фонда и ФСС. Иначе говоря, идея и ее реализация слишком надуманны, нарочиты, чтобы быть безопасными с налоговой точки зрения.

Ознакомиться со статьями,  аналогичными по тематике (налоговое планирование, налоговые риски):

ВЫДЕЛЕНИЕ НОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ БИЗНЕСА: ОЦЕНКА НАЛОГОВОГО ЭФФЕКТА

ПЕРЕХОД НА УПРОЩЕНКУ ЧЕРЕЗ ПРОСТОЕ ТОВАРИЩЕСТВО

Новые налоговые риски работы с контрагентами

Или посетить мероприятия автора публикации, посвященные налоговым рискам и налоговому планированию, чтобы задать оставшиеся вопросы лично:

Круглый стол по налоговому планированию

Программа семинара: «Контроль за налогоплательщиком и налоговые споры в 2017-2018 году»

Семинары по налогам, налоговому планированию и другие мероприятия (для бухгалтеров, финансовых директоров, руководителей и владельцев компаний)

Изменения, касающиеся контроля за налогоплательщиком (лето-осень 2017 г.)

Яндекс.Метрика