30-31 октября 2017 г. , г. Москва, Круглый стол "Налоговое планирование с учетом изменений в контроле за налогоплательщиком (лето-осень 2017 г.)" 

АМОРТИЗАЦИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Юлия Хачатурян, генеральный директор NIKA, RISK PLAN

«Бухгалтерия: просто, понятно, практично» № 5 2011

Представим себе, что налогоплательщик покупает имущественные права стоимостью 100.000 рублей или больше на объект интеллектуальной собственности (далее -ОИС). Естественно, в целях оптимизации налога на прибыль, ему выгоднее как можно быстрее списать стоимость этого имущества в налоговом учете (за исключением, конечно, случая, когда компания является убыточной). Как это сделать? Нужно ли налогоплательщику, который приобрел неисключительные права на ОИС за цену более чем 100.000 р. амортизировать данные объект? В данной статье мы попытаемся дать ответы на эти вопросы.

Комментарий автора от 2016 г.: стоимость амортизируемого имущества по сравнению с журнальной публикацией от 2011 г. изменена

Прежде всего разберемся, не вдаваясь в сложные юридические тонкости, что такое исключительные и «неисключительные» права (на самом деле в современном законодательстве употребляется термин «неисключительная лицензия», поэтому привычное для многих словосочетание «неисключительные права» все-таки весьма условное). Права на ОИС делятся на личные неимущественные, которые невозможно передать ни по какому договору (например, право на имя, право авторства) и имущественные (исключительные и, скажем так, небольшой кусочек от них «неисключительные»). Именно имущественные права (полностью, частично) могут быть переданы по договору. Когда передают исключительные имущественные права, например, на произведение, это означает, что получившее их лицо может не только напечатать произведение в своем журнале, например, но и передать их для публикации третьим лицам; если права неисключительные – скорее всего, разместить материал издательство сможет только у себя. Естественно, это объяснение упрощенное, но думаю, оно лучше помогает понять суть. К сожалению, в этих понятиях часто путаются.

Приведу конкретный пример.

Пример 1.

У автора данной статьи очень большое количество публикаций. И я постоянно сталкиваюсь с нарушением авторских прав. Недавно я обнаружила в одном «замечательном» старом издании свою статью о переквалификации сделок за чужой подписью (содрано было так порядка 80% текста). Пишу письмо с претензией о нарушении права на имя (личных неимущественных прав), высылаю копию журнала, в котором моя статья опубликована за год до публикации плагиата и в ответ от юриста издательства получаю письмо, примерно следующего содержания. «Сходство очевидно. Но для подтверждения ваших исключительных прав вышлите договор с издательством.» Приходится писать письмо-ликбез.

Объясняю, во-первых, претензию издательству предъявляют по поводу плагиата, т.е. нарушения личных неимущественных прав в виде права автора указываться на каждом экземпляре произведения. Они в принципе не могут быть переданы по какому-либо договору. Ну нельзя никак написать в договоре «Я разрешаю в дальнейшем не указывать себя в качестве автора» (исключение составляет случай, когда речь идет о псевдониме). А вот имущественные права  (опубликовать произведение, например) я могу передать по договору. Но именно «передать», а не установить тот факт, что я владелец имущественных прав. Правда, потом стали во мне закрадываться смутные сомнения, что дядя-юрист все это знал, но старательно делал вид, что путает «колеса» и «насосы».   Таким образом, создав ОИС, автор может передать на него все имущественные отчуждаемые права (исключительное право) или только часть из них («неисключительные» права).

Если мне передадут исключительные права на ОИС стоимостью свыше 100.000 р. – то естественно, я буду амортизировать такое «имущество». А вот если мне передадут неисключительные права – ответ, надо ли амортизировать имущество или нет , будет не такой однозначный. Чтобы быть амортизируемым, согласно НК РФ, имущество должно находиться на праве собственности у налогоплательщика. Возьмем, для сравнения оборудование. Здесь любому понятно, является ли оно собственностью организации или фирма его арендует. С объектами интеллектуальной деятельности все несколько сложнее. Можно долго вести правовую дискуссию о том, равны ли между собой понятия «собственность» и «обладание исключительными» или «неисключительными» правами». Если, исходя из здравого смысла, на практике для целей применения Налогового кодекса понятия «право собственности» и «исключительные права» как-то уравнивают между собой, то относительно «неисключительных» прав все гораздо сложнее. Казалось бы, спор гипотетический, однако он может иметь конкретные налоговые последствия.

Пример 2 Постановление ФАС Поволжского округа от 18.01.08 г. по делу N А55-5316/07). Судом  был рассмотрен следующий спор. Налоговая инспекция сочла, что если «неисключительная лицензия стоит для налогоплательщика больше, суммы, установленной в части 1 ст.256 НК РФ, то его следует амортизировать. Но суд встал на сторону налогоплательщика. В частности, он отметил, что расходы на приобретение неисключительного права не являются нематериальными активами и учитываются в целях уменьшения налогооблагаемых доходов единовременно (пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ). Исключением из этого правила могла бы являться ситуация, когда срок полезного действия был прописан в договоре о внедрении программы между налогоплательщиком и продавцом программы. Однако в договоре стороны срок полезного использования программой не прописали. Значит расходы можно списать на затраты сразу. Отсюда вывод: в целях оптимизации налогообложения (если вы хотите списать сразу всю стоимость приобретения неисключительных прав свыше 100.000 р)  — не указывайте срок полезного использования ОИС в договоре. Амортизация при наличии у  налогоплательщика исключительных прав Теперь допустим, вам передали исключительные права на ОИС стоимостью свыше 100.000 р. и вам нужно определиться, в течение какого срока амортизировать это имущество. Общие правила определения сроков, установлены в п.2 ст.258 НК РФ. Согласно им,  срок полезного использования объекта НМА определяется исходя из срока действия патента, свидетельства и (или) из других ограничений сроков использования НМА в соответствии с законодательством. Если по НМА невозможно определить срок полезного использования, нормы амортизации устанавливаются в расчете на срок полезного использования, равный 10 годам (но не более срока деятельности налогоплательщика).   Что невыгодно в этих общих правилах для налогоплательщика? Допустим, речь идет об объекте ИС, на который выдан свидетельство или патент. В этих документах, как правило, указан длительный срок использования. Тот же патент, например, может быть выдан на срок более 10 лет, и налогоплательщику амортизировать его так долго невыгодно. Кроме того, определение срока пользования по ряду других нематериальных активов вызывало сложности. Естественно, налогоплательщику хотелось его сократить, а ведомствам – сделать более длинным. Так, если же речь шла, например, о компьютерной программе, авторских правах на аудио-визуальных произведения и т.д., то в своих письмах Минфин утверждал, что такие объекты следует амортизировать в течение 10 лет (см. например, письмо Минфина РФ от 28.03.05 г. №03-03-01-04/1/132; письмо Минфина РФ N 03-03-06/1/351 от 31.05.07) Специалисты же по налоговому планированию советовали указать срок менее 10 лет полезного использования в договоре об отчуждении исключительных прав, т.к. им в т.ч. он может быть установлен (п.2 ст.258 НК РФ). По их мнению, следовало учитывать, что срок передачи исключительных прав и срок полезного использования являются разными понятиями. Поэтому в договоре для подстраховки следует указать и тот, и тот, которые могут существенно отличаться друг от друга. Естественно, срок передачи исключительных прав следовало для выгоды покупателя указать максимально длинным, а срок полезного использования – коротким. Новеллы НК РФ – возможности использования в налоговом планировании Положение налогоплательщика несколько улучшилось в 2011 г., после появления следующей поправки ст.258 НК РФ, при сохранении общих норм, изложенных выше. Согласно ей, по ряду нематериальных активов, они перечислены в п.п.2 п.2 ст. 258 НК РФ (например, использование программы для ЭВМ), налогоплательщик вправе самостоятельно определить срок полезного использования. Однако он не может быть менее двух лет.

Дополнительных преимуществ, которые дала эта статья налогоплательщику в налоговом планировании два:

1.         свидетельство или патент выдается на длительный срок. Сейчас налогоплательщик может или руководствоваться теми сроками, которые указаны в патенте или свидетельстве в качестве срока выдачи, или сократить его по своему желанию.

2.         по целому ряду прав на объекты (ноу-хау, базы данных, права на программу ЭВМ в отношении которых возникала спорная ситуация, описанная выше (амортизировать такой объект 10 лет или следовать советам специалистов по налоговому планированию и указывать срок использования в договоре) – исчезла неопределенность. Теперь налогоплательщик вправе устанавливать срок использования самостоятельно.

Возможно вас заинтересует следующая статья:

Налоговые и иные риски, связанные с правами на интеллектуальную собственность

Яндекс.Метрика